Что такое Интернет и как с ним бороться

Share
Что такое Интернет и как с ним бороться

Что такое Интернет и как с ним бороться

Конфликт родителей и детей – извечная проблема, классика литературного жанра, реальность вчерашнего, сегодняшнего и, наверняка, завтрашнего мира. О смене поколений в контексте эпохи Интернета размышляет в рубрике «Пятничный менеджер» Никита Бутомо.

 

Анекдот. Психбольница. Из одной палаты голос: «Я послан Всевышним!» Из соседней: «Я никого не посылал!»

Программы. Цифровая вселенная. Я думал о пакетах данных, проносящихся по магистрали. На кого они похожи? На катера? На мотоциклы? Я думал, что никогда не увижу этот мир своей мечты… Так начинается фильм «Трон».

А сегодня мы его увидели – этот мир не нашей мечты. И он нас испугал. Я слушаю «Детское радио» в автомобиле. Детей учат не доверять сети. Относиться к ней с осторожностью. Говорят, что в сети много-много жадных и злых Людоедов, которые готовы растерзать их, ребятишек. От взрослых и умных людей я слышу, что Интернет – это грязь. По сравнению с чем? По сравнению с Толстым. А вы как думаете? Он – грязь? (Толстой? Интересный поворот!) Вот тут, на портале, недавно была статья о затратах на IT. Мол, все это ерунда, IT. И люди еще писали: «Вы хотите работать на счетах? Идите, купите!» То есть речь шла уже не о Сети, а о самих компьютерах. Что они плохие.

А вам не кажется, что жизнь - вообще труд, борьба и преодоление? А вам не кажется, что выходить на наши дороги страшнее, чем выходить в Сеть? А вам не кажется, что мы просто боимся, что окажемся несостоятельными перед лицом наших детей – со своими убогими, по сравнению со знанием Сети, знаниями, со своей предвзятой информированностью, по сравнению с информированностью Сети? Не кажется, что дети чувствуют эту нашу несостоятельность и выбирают однозначно не нас?

Да, так оно и было всегда. Аристид, греческий политик и просто хороший человек, агитировал встретить персов армией гоплитов – воинов, вооруженных длинными копьями. Но сколько могла выставить греческая армия? В битве при Платеях (476 г. до.н.э) их было едва ли 10 тыс. человек со всей Греции. Аристида вела Традиция. Полис с полисом воевал на суше и за сушу. Но пришли персы, численностью в 1 млн (!) человек! И что тут сделать? Фемистокл открыл рот и предложил новый выход. Не армию – нет – флот! И все кричали «Нет!», и он послал письмо персидскому царю Ксерксу, якобы от друга, с призывом запереть греков в проливе. Как он рисковал! Жизнью. И только прижатые к стенке, греки согласились. Победили.

Точно так же мы предлагаем нашим детям книжки, которые мы сами читали в детстве. Советы, которые получали от родителей. Все закостеневшее, старое. Потому что рядом вдруг открылась дверь – и из нее полился… нет, не свет. Не свет. Полились продукты жизнедеятельности Сети. То, что она переварила. И то, что она отбросила. Все это стало нам вдруг доступным.

Мозг ребенка – это продукт его жизнедеятельности. В нем не так много ценных советов, не так много умений. Но в нем записано красным цветом желание выжить – путем лести, путем согласия, путем нахождения удобного уголка, где можно выжить. Если мы помним наше «золотое детство», у кого оно было, мы должны признать, что мы помним, как мы сражались, сражались за себя. И против всех. Да, мы не могли это открыто признать – что мы не согласны. Что мы сражаемся. Но это было так. Это было выживание себя – нашей личности.

Выжили не все. Но искалеченные личности, так же как и неискалеченные, хотят, чтобы их дальше не мучили, чтобы от них отстали. И в Сети они видят выход, помощь для себя. Информация, по определению, это то, что помогает нам выжить. В Сети нет информации специально для нас, для нашего выживания. Это – просто помойка, но не в том смысле. Это – место, где есть все. Где мы можем найти все. И дети ищут. Ищут информацию, как им выжить. Ищут, что противопоставить нашим взглядам, нашим умениям, потому что они им не нужны, потому что они довели нас вот до этого, потому что их выбор – интереснее.

Дальше – больше. Общаясь с Сетью, дети постепенно становятся в ней своими. Они научаются обходить ловушки и опасные места – совсем как в жизни. И когда мы говорим им: «Там опасно! Не ходи туда!» - это мы говорим себе, а не им. Это мы боимся, это нас подстерегают опасности. Их – нет.

Их-нет. Наши дети – это продукт совершенно новой эпохи. Так же как и мы были продуктом новой эпохи по сравнению с нашими родителями. Но наша эпоха и эпоха, которая сейчас идет, принципиально различаются. Давайте посмотрим, чем различаются эпоха, в которой были воспитаны и жили наши родители, от нашей эпохи. Чем? Ну, разные периоды жизни одной страны. Ну, первая эпоха – это эпоха подъема страны, а наша – это эпоха ее спада, если не сказать больше. Ну и что? Все равно это одна и та же страна, пусть даже мы в ней живем. А наши дети подключаются ко всем странам, если они читают и пишут на языках этих стран, то им становится доступным любой опыт любой страны. Почувствуйте разницу. Поэтому их эпоха принципиально отличается от нашей.

Это означает.

Это означает, что нам нечему их научить. Реально нечему.

Это означает, как следствие первого утверждения (предположения), что это они должны учить нас, и вроде им есть, что нам сказать! Посмотрите, как ваш ребенок скачивает программы управления вертолетом на свой мобильный телефон! Поучитесь у него работать в социальных сетях.

Зачем? «За шкафом», – отвечает мой ребенок. Для нее это очевидно – зачем? Для вас нет? Вам, наверное, меня жаль. Распустил ребенка… Куды смотрел…

Это означает, что их будем учить не мы. Кто-то другой. Он, в Сети, знает больше, чем мы, много больше. Да, он чужд справедливости, жалости, такта. Но он много знает. Он научит наших детей тому, что он знает, а наши дети научат его справедливости, жалости и такту.

Нам же можно запереться в скиту и ничего не знать. Только это не выход, а уход.

Что же делать? Мы боимся за наших детей, потому что нам кажется, что мы доверяем их страшному и новому зверю – Интернету, без возможности что-то поправить.

Да, все так. Новому и страшному зверю. Но не лучше ли это, чем доверять наших детей старому и страшному зверю, зверю, которого мы все знаем, который взял жизни наших дедов и прадедов, искалечил наши, и только жизни наших отцов пожалел. Недоглядел, видимо. А может, был сыт.

Вы знаете, что я имею в виду (заинтриговал!).

Теперь поговорим о новом Звере.

Да, в Сети родился некто. Да, он – зверь, как и были мы, когда мы рождались. Он зверь, потому что он хочет выжить, как любое живое существо, и ему наплевать на нас. Это – не махатмы Рериха, хотя я думаю, что и им было наплавать на нас. Всем на нас наплевать. Но давайте посмотрим, что нужно этому зверю, может быть, наши интересы совпадают? Может быть, ему нужны наши жизни? Вряд ли! Мы нужны ему как пользователи, которые несут новую информацию, новые суждения, мысли. Он живет ими, он их потребляет. И чем больше будет пользователей, тем ему лучше.

Чем же плохо? Значит, ему нужен этот наш странный и насыщенный мир, значит, он не будет его уничтожать, а, наоборот, будет его оберегать. Потому что остаться с одним компьютером и с одним пользователем, который пишет в командной строке: «Я – главный», - ему не хочется. Он – главный. Он – главный, пока нас много. Пока мы на думаем, что есть Главный. Пока кое-кто из нас считает, что он главный. Пусть считает. Но, надеюсь, у него хватит сил не бросать ракеты на Сирию (это – не политическая статья!), предотвратить это, этот известный сценарий – и предложить свой сценарий, ненавязчивый, незаметный, который для нас пока виден только тем, что ракеты на Сирию не полетели.

Не надо обольщаться – это не Господь Бог. И не его замена. Бог – есть, и он на все это смотрит. И видит, что устойчивость Системы возрастает. Он видит, что люди сами не справляются. Нет? Вы считаете, что вы справляетесь? С чем? С вашими домашними делами? А ведь есть еще целый мир, и вы – честь его! А? Как быть с остальным миром?

Надо бы прервать мои возгласы. Надо бы посмотреть, что будет дальше. И что-то предложить.

Что я могу предложить?

Ничего. Я сам в шоке от того, что происходит. Я ничего не могу предложить, иначе я не был бы «детью эпохи». Я – уже в прошлом. Я читаю лекции и говорю молодежи, что зверь есть, что он их ждет, но что они должны играть с ним свою игру.

У зверя нельзя выиграть. Да и не надо. Зато можно через Сеть сделать себе бизнес. Имя. Деньги. Новую жизнь. Вам это не надо. У вас есть уже своя жизнь. У них – ее нет. Но что они знают точно – они не хотят жить вашей. Или по рецепту вашей. Не хотят римейк вашей жизни. У них есть другая, новая возможность. И я им, честно, завидую.

Теперь что будет дальше. «Все уйдут в сеть и там останутся!!!» И жуткий хохот за стенкой. Нет. Все будет интересней. Мне кажется, человеческий мозг еще по-настоящему себя не показал. Мне кажется, что Сеть может его доразвить. До чего-то другого, чем человек как мы его знаем. Я уверен, будут появляться люди, которые срослись с Сетью настолько, что стали ее целым. При этом не потеряв индивидуальности. При этом ходя по улице, разговаривая, делая уроки, посещая туалет… Просто их личность окажется в резонансе с личностью зверя. И возьмет от него все, что захочет взять.

Это будет другая жизнь. Мы такой не знали. Это будет торжество информации, но это будет и диктат информации – жесткий диктат. Хочется ли этого? Нет, наверное. Но это не предотвратить.

Придется перестраиваться.

Я учусь выражать свои мысли как можно более точно. Я учусь коммуникации. По-видимому, грядет ее эра. На русской печи уже не полежать! Я хочу, чтобы меня понимали все, кто меня слушает. Я плохо, но учусь слушать тоже. И, заходя в Сеть, я слышу большое количество людей. Благодаря Сети я их слышу. Они говорят о своем – но точно так же делаю и я! Если я перестану говорить о своем, может, тогда и они перестанут?

Темы этой статьи
 
 
 
© 2011
Корпоративная культура
 
 
 
Работает на Cornerstone