Верхний 1 Верхний 2

История Философия Команда Проекты Организация мероприятий

Нехватка печенья вызвала забастовку в компании

Автор: Богдан Кульчицкий.
№ 6 (25) от 2 апреля 2007
Поиск средств на региональное развитие привел к сокращению издер­жек на хозяйственные нужды. Недовольство коллектива, лишившегося приятных и привычных мелочей офисной жизни, переросло в скрытую забастовку. В результате объемы продаж снизились, и компания понесла несопоставимые с запланированной экономией убытки.

действующие лица
Инна Гладышева
начальник отдела сбыта
Наталья Карпатская
финансовый директор
Павел Куприянов
менеджер по продажам
Светлана Курвалева
секретарь
Игорь Семеряков
ведущий специалист по продажам
Николай Сходняк
генеральный директор
Жанна Швецова
менеджер по продажам

Повертев ключом в замочной скважине стеклянного шкафчика, Светлана Курвалева положила его в нагрудный карман блузки и пошла, качая бедрами, в сторону офиса продаж. На ее ладонях покоились глиняные плошки: одна с импортными карамельками, другая — с затяжным печеньем. За стеклом остались более представительные друзья чая: имбирные пряники, облитые глазурью, медовая пахлава с грецкими орехами, разносортица печенья в оковах белого и темного шоколада и множество конфет в милых советскому гурману обертках. Еще месяц назад такого искуса со Светой рядом не стояло: угощение к чаю располагалось в комнате продавцов, чтобы они могли им воспользоваться, принимая клиентов. Нынешнее положение Курвалеву страшно бесило: секретарю приходилось всякий раз накрывать «стол переговоров», а потом мыть посуду и запирать непочатые остатки сладостей в шкаф — роль служанки категорически не устраивала свободолюбивую Свету. Такая неприятность случилась, потому что продавцы спонтанно решили, что негоже кормить гостя тем, что не попробовал сам. Подведя человеколюбивый базис, они всем коллективом поглощали клиентские сласти под утренний кофе и за исполнением свято чтимого в «Любо-Дорого & Ко» аристократического ритуала файв-о-клок — «леди и джентльмены пьют чай в пять пополудни». Отдел продаж немалый, к тому же сейлзы щедро угощали коллег из смежных подразделений, и, чтобы хоть что-то доставалось клиентам, приходилось закупать огромные партии дорогих (перед клиентами не должно быть стыдно!) конфет и печенья. Сейчас это прекратилось решением сверху.

— Опять эта «собачья радость»?! — Жанна Швецова презрительно посмотрела на Светину ношу. — У нас еще дополна осталось, можешь обратно уносить. Хотя нет, поменяй, пожалуйста, вот эти конфеты со страшными сливами на те — с золотыми апельсинчиками, может, хоть они съедобные.

 

Остальные продавцы мрачно поднялись со своих мест и окружили чайный столик, пытаясь оценить на глаз достоинство апельсиновых конфет: на практический эксперимент никто не решился. Взяв в плотное кольцо секретаршу шефа, семь менеджеров перешли к вербальной атаке.

 

— Я с трудом, но могу понять, почему устроили эту конфетную блокаду: очевидно, не настолько мы значимы, чтобы претендовать на что-то более приятное, чем эта дрянь, — не заслужили. Повкушали — и хватит! — с горечью произнесла Жанна.

 

— Но почему весь хороший чай заменили субститутом? Кофе кислый — дешевка, — закончил за Швецову мысль Павел Куприянов.

 

Остальные менеджеры одобрительно загудели.

 

— Да вы чего на меня-то набросились? — Света недоуменно захлопала глазами и стиснула плошку со сливовыми карамельками так, что побелели пальцы. — Я что, это все себе забираю? Мне сказали: бюджет на офисные расходы урезан, Сходняку и клиентам — один ассортимент, менеджерам — другой. Я выполняю.

 

— А кто сказал?! — прогремел из своего угла Игорь Семеряков.

 

Ему был безразличен чайно-кофейный конфликт, но, вступаясь за обделенных менеджеров, он преследовал свою цель. Недовольство линейного персонала Игорь воспринимал как возможность отомстить руководству за невыполненные перед собой обещания. Когда шли уговоры насчет того, что Инна Гладышева станет начальником сбыта, Николай Сходняк пытался уравновесить амбиции Семерякова посулами отдельного кабинета, личного помощника, индивидуального места парковки перед офисом и повышения статуса. Из всего этого Игорь получил лишь надпись «Ведущий специалист отдела продаж» на визитке. Он даже намекнул Сходняку, мол, где обещанная заоблачная даль, и в шутку добавил: «Хоть кресло кожаное поставьте мне в отделе, чтоб клиенты видели: здесь сидит ведущий, остальные — ведомые». На что шеф сострил: «Формально ты этот стул перерос, но от нового у тебя ж опыта больше не станет!» — и рассмеялся тому, как подошла сокращенная частица «же» слову «опыт». Потом, правда, извинился, похлопал по плечу, заметил, что не место красит человека, но пообещал вопрос с креслом решить, замолчав остальные бонусы.

 

Через месяц после этого разговора Игорь сидел все на том же старом стуле, глядя на секретаря Свету: та что-то язвительно говорила о распоряжении за подписью финансового и генерального директоров о снижении расходов на содержание офиса, в соответствии с которым она теперь закупает продовольствие, канц­товары и т. д. Света вскользь упомянула о разговоре Сходняка с Натальей Карпатской, случайным свидетелем которого она стала, прибираясь на полках директорского шкафа. Шеф гневно требовал от финдиректора найти деньги на проект регионального развития и не стесняться в методах поиска.

 

— Они сразу на нас решили экономить, не рассматривая других вариантов! — воскликнула Жанна, молниеносно сопоставив даты совещания, выхода распоряжения и ликвидации доступа к печенью. — Я не скряга, могу сама всем печенюшки покупать! Но это же принципиальный вопрос! Это же мотивация и лояльность — как они этого не понимают?

 

Затронутые Жанной абстракции менеджмента нашли живой отклик среди продавцов, и те пылко продолжили тему принципиальности, взывая к заочным оппонентам — Сходняку и Карпатской. Света же, сославшись на то, что ей звонят, под шумок укрылась в приемной. За секунду до этого в кабинет шефа вошла Инна Гладышева с синей папкой наперевес.

 

Начальник сбыта представила директору невеселые данные: за последний месяц кривая продаж пошла вниз, новых клиентов не прибавилось, некоторых старых потеряли.

 

— Инна, а почему так получилось? — Сходняк недоуменно поднял очки с переносицы на лоб. — Авитаминоз? Весенний анабиоз?

 

— Массовый психоз, Николай Евгеньевич. Отдел продаж несколько недель ни о чем, кроме печенья, конфет и чая, думать не может. Лишили народ сладкого, и началась революция — целыми днями никто не работает, все обсуждают, что их не ценят: припомнили смену поставщика воды для кулеров, мол, она стала невкусной, и даже что крем в машину для чистки обуви перестали добавлять. Бухгалтерия, кстати, тоже вся недовольна — у нас в комнате сидит.

 

— Ну надо же! Такая ерунда и так крепко зацепила. Они что, на работу ходят, чтобы чаи распивать? — лицо Николая стало темнеть, он вспомнил, как в начале «Любо-Дорого & Ко» никто даже не думал о казенных продуктах — все, в том числе и он, приносили что-то из дома. — Необходимое же есть А они привыкли, что у них тут кафешантан, распустились! И главное, что бы стоящее, а то конфеты и пряники...

 

— Все равно надо что-то делать, того гляди забастовка будет, — Инна с интересом смотрела на мимику шефа, ожидая, какое контрдействие он предпримет. — Я в некотором роде парламентер, мне надо принести ответ продавцам.

 

— Скажи, что сладкое вредно, — огрызнулся Сходняк. — Шутка. Передай, что руководство восприняло недовольство с озабоченностью. Но сомневается в конструктивности требований, поскольку тема не связана с бизнес-процессом, — с минуту помолчав, Николай выдохнул: — У нас же проект, нам деньги для рывка требуются, а они не понимают... Мы же расходы не только на конфеты урезали — экономия везде, просто тут она заметнее... Ох, лучше ничего пока не говори, я подумаю и сам к вам завтра заскочу. Ладно?

 

— Хорошо, — Инна скрипнула дверью и вышла в приемную.

 

Ее появление застало Свету врасплох: испуганная девушка застыла с парой ореховых рогаликов, облитых шоколадом, в руках. Секунду назад она вытащила их из стеклянного шкафчика и собиралась убрать в ящик своего стола, чтобы уединиться с запретными сластями за чаем ближе к пяти вечера.

 

Следует ли директору занимать прин­ципиальную позицию относительно офисных мелочей, не влияющих на бизнес-процесс? Как Сходняку выйти из сложившейся ситуации? Как предвидеть такие проблемные мелочи?

 

решение предыдущей серии
Николай Сходняк согласился с партнером, что деньги «Любо-Дорого & Ко» получит только под его личную ответственность. Сейчас Сходняк совместно с Носыревым адаптирует бизнес-план выхода в регионы под запросы Нигматуллина. Николай готов предложить Равшану либо долю в «Любо-Дорого & Ко», либо часть своего пакета в «ТОВУС-Производство», но пока ждет нового раунда переговоров.

Дмитрий Патин
директор по рекламе и PR сети салонов «Джинсовый мир»
Налицо отсутствие в компании налаженных горизонтальных и вертикальных коммуникаций, а также информационной прозрачности — основы эффективной деятельности и демонстрации результатов. Находясь в информационном вакууме и выполняя рутинную работу, сотрудники начинают концентрироваться на мелочах, не имеющих отношения к деятельности компании. Коллектив разобщен и становится командой лишь в редкие минуты утреннего кофе и традиционного five-o-clock. Пребывая в неведении относительно целей и перспектив развития компании и механизма принятия решений руководством, работники не осознают элементарных корпоративных норм, атмосфера сотрудничества и работы на благо компании отсутствует.
Что предпринять, чтобы ситуация изменилась? Упразднить закрытую перед подчиненными дверь и парламентеров в лице секретарей и помощников, и вперед — к людям! Существует масса вариантов: от открытых встреч и корпоративных тренингов до более эффективной пространственной организации рабочих мест в помещении и совместной разработки внутрифирменных традиций и свода корпоративных правил.

 

Анна МАЙОРОВА
управляющий нижегородским офисом кадровой компании «Мегаполис»
Ясно одно: вопрос — глубже, не на уровне «печенья-пряников». Сходняк не учитывает фазу развития своей компании: растет компания, растут и ожидания сотрудников, и нехватка печенья здесь не столько причина конфликта, сколько повод прояснить отношения — Семерякова со Сходняком и Гладышевой, например.

В данной ситуации я бы проанализировала, на каком этапе развития находится бизнес, кто из сотрудников действительно «вырос» и уже не лоялен к своему месту и к компании в целом. Провела бы социо­метрию (это методика, измеряющая качество отношений внутри коллектива) и наняла хорошего бизнес-коучера, заранее определив темы и задачи тренингов. А для оперативного решения сама бы поговорила с сотрудниками о том, что происходит. Когда компания развивает региональную сеть, она вынуждена сокращать расходы и инвестировать новые направления. Руководитель должен объяснить коллегам основную цель, пути ее достижения, найти систему мотивации, которая вела бы к увеличению личных продаж и продаж отдела в целом. Есть четкая задача, есть результат и есть мотивация в виде материального и нематериального вознаграждения.

 

 

Ирина Скосырева
генеральный директор компании Mr Doors
Руководителю компании не имеет смысла занимать принципиальную позицию относительно офисных мелочей, не влияющих на бизнес-процесс. Директор, вводя доставку лакомства для всех сотрудников, не подумал, что отнять его будет тяжело. Сегодня его решение предоставить руководству и клиентам дорогой ассортимент печенья и конфет, а рядовым менеджерам — более дешевый задевает самолюбие сотрудников. В этой ситуации нужно составить статистику затрат на данную статью за год, установить нужный бюджет, назначить ответственного. Он будет контролировать расход лакомств по подразделению и не допускать его увеличения в будущем. Неплохое решение — увязать этот лимит с ростом продаж. Растут продажи — менеджеры получают дорогие лакомства. Нет — пьют чай с дешевыми. Разумеется, решение нужно довести до коллектива, чтобы избежать недовольства. В отделе появляется дополнтельный стимул. Люди — основной актив предприятия. Нельзя недооценивать настроение сотрудников. Экономия на необходимых коллективу вещах может привести к печальным последствиям.

© 2007 Фонд «Праздник». Программное обеспечение: GEHARD.